Меню

Мотоцикл урал для зимы

Особенности зимней эксплуатации мотоцикла Урал.

Всем привет.
Особых отличий в сезонной эксплуатации Уралов нет.
При смене сезонов мы обычно меняем масло на меньшей вязкости и тормозуху.
С маслом всё ясно: чем суровее климат, тем менее вязкое масло.
Тормозная жидкость гигроскопична, а свойства воды превращаться в камень при отрицательных температурах всем известна.

Можно этого всего конечно же не делать: подольше заводить, а тормоза Уралу особо не нужны. Просто мы исходим из цели сделать путешествие максимально интересным, для чего, нужно технику подготовить так, чтобы она как можно меньше «задавала вопросов».

Есть один момент, который свойственен именно зимней эксплуатации. Так получается, что мотоциклист однажды столкнувшись с этим сюрпризом и решив его, откладывает это решение в свой опыт, а повода распространяться об этом весёлом случае как правило не находится. Таким образом получается, что с этим «всем известным» симптомом сталкиваются практически все зимние ураловоды, а незнание проблемы может довести до эвакуации, при том, что проблема легко решается.

К нам обратился один из них и мы подумали, что многие могут быть невкурсе и полезно будет осветить немного тему конденсата.

Мы получили запрос, который сочли очень содержательным и отлично описанным. Поэтому, просто опубликуем его здесь и ниже наш ответ на него.

Я буду очень Вам признателен за заочную помощь с подготовкой Урала к зимнему путешествию.

Я живу в Канаде, в г. Торонто. Уралы здесь продаются, в Торонто кроме моего я видел еще один. Есть и крупный дилершип неподалеку.

В январе этого года я ломанулся на север, но смог проехать всего 110 или 120 км, причем было не так уж холодно, приблизительно минус пять градусов. Двигатель потерял две трети мощности и стал глохнуть. Я его поставил на ночь в теплый гараж и на следующее утро он нормально завелся. Но на морозе произошло тоже, что и в предыдущий день. Механики мне разобрали и (как они сказали) прочистили карбюраторы. Работу закончили в 5 часов и закрыли гараж. Мотоцикл завелся нормально, но через десять минут все симптомы вернулись. Короче говоря, я понял, что мне не светит и вернулся в Торонто.

Я ничего не разбирал и не пытался ремонтировать. По весне мотоцикл завелся нормально и летом никаких проблем не было.

Сейчас я снова хочу рвануть на север Онтарио и попробовать проехать 300 км по ледовой дороге. Уже собралась компания энтузиастов, которые хотят мне помочь. Не хочется людей подводить. Поэтому я хочу разобраться с проблемой, о которой я написал.

Судя по тому, что я увидел на интернете, у активных членов Вашего клуба большой опыт зимних путешествий как раз на Уралах. Если можете что-то посоветовать или послать линки на содержательные форумы буду Вам очень благодарен.

Привет.
Симптомы ясные знакомые.
Какого года мотоцикл?
И самый главный вопрос: резиновую трубку, которая идёт от сапуна картера к воздушному фильтру, снимал?

Большое спасибо за скорый ответ. Трубку, которая идет от сапуна к воздушному фильтру я не снимал. Вообще ничего не делал.

У меня Патруль 2006 года. Пробег около 40 тысяч километров.

ОТВЕТ:

Здравствуй, наш канадский Друг!
Смотри, что у тебя скорее всего, с вероятностью 99,9% произшло.

Это называется конденсат.
Происходит это следующим образом:
1. По резиновой трубке из сапуна в воздухан идёт тёплый воздух (около 50-60 гр.)
2. Снаружи на эту трубку давит мороз;
3. Потихоньку мороз побеждает теплоту воздуха и промораживает стенку трубки;
4. В результате п.3, конденсат, выпавший на внутреннюю часть стенки трубки из-за разницы темпиратур, начинает превращаться в ледышку;
5. В конце концов ледышка заполняет весь диаметр трубки, а часто и всю трубку.
В результате всего этого, воздух перестаёт поступать в воздушный фильтр и смесь не образуется достаточной для нормально работы двигателя.
Поэтому тебе почистили карбы)
Пока чистили карбы, пробка растаяла и ты нормально проехал то тех пор, пока она опять не образовалась.
Летом пробка тоже растаяла и потому ты нормально отъездил всё лето.

В зависимости от температуры окрсреды, пробка образуется в течении 15-60 минут (20-100 км). При минус 30 градусах соответственно примерно через 20 мин ну и т.д…

Что нужно сделать:
1. Скинуть трубку с воздушного фильтра и тем самым дать доступ кислорода в воздухан. И всё.
Трубку направь так, чтобы не ложилась на коллектор. Обычно свободный конец располагается над левым горшком и планомерно по не многу засерает его масленой пылью, что навлекает порцию стёпа от наблюдателей. Но, главное, что мотоцикл едет. Совсем снимать трубку не надо. Оставь на сапуне, чтобы в него не летел снег.
Периодически проверяю методом «пальцами помять» пробку в трубке и если она образовалась, вытряхни, чтобы обеспечить вентиляцию картера.
Прямо сейчас можешь не ломиться, чтобы всё это делать.
Выезжай и как только почувствуешь симптомы, тормози и сделай то, что выше написано.
Мы все так делаем даже на новых инжекторных Уралах. Что поделать, если только так он едет зимой?

Будем рады, если поддержишь заявкой на участие в нашем пилотном проекте гонки на выживание «Великий гон» и тем самым сделаешь его международным.
Он начнётся в 9:00 по Московскому времени 03.01.18 и закончится 09:00 05.01.18.

Суть очень проста: в любое удобное время из любого места по любому маршруту участники стартуют и едут по своим делам и целям. Псоле подсчитываются результаты и выясняются победители, которыми являются участники с самым протяжённым пробегом.

Спасибо за твоё обращение.С новым годом всех жителей заокеанского континента.

Источник

4 вещи, которые я понял после покупки мотоцикла «Урал»

Сухая весна не за горами, а значит, нас ждет новый мотосезон. Некоторые еще только присматриваются к покупке двух- или трехколесного транспорта, но настоящие байкеры уже на низком старте.

Читайте также:  С утра шел сильный снег

По этому поводу Отвратительные мужики решили поделиться опытом покупки раздолбанного мотоцикла «Урал» и рассказать каково это — быть крутым гонщиком бездорожья, рассекать среди удивленных алкоголиков и кадрить скучающих девчонок.

Нужно найти толкового друга, умеющего чинить советскую технику

Подкрутить тормоза, проверить масло или грамотно попинать колесо должен уметь каждый мотолюбитель. Однако, если человек по какой-то причине приобрел разбитый советский мотоцикл, он должен быть готовым к куда более серьезным проблемам.

Если у вас есть дикое желание рассекать по округе на адово рычащем «Урале», но самостоятельно вы не можете полностью перебрать проводку или сварить шов на отваливающейся вилке, придется найти приятеля-энтузиаста, который сделает это за вас.

Рассчитывать на то, что он будет делать все бесплатно — глупо, так что придется либо выложить кругленькую сумму, либо попытаться вникнуть во всякие схемы самому. Есть и третий вариант: друг увлечется идеей погонять на восстановленном тарантасе и будет работать за еду, однако в любом случае придется приготовить базу-гараж, желательно отапливаемый, где вы будете проводить вечера в попытках оживить зверя.

Самое трудное в этом деле — не налегать на спиртное.

Девчонок «Уралом» не заманишь, разве что местных алкашей

«Урал» — удобный агрегат для транспортировки картофеля или других сельхозпродуктов, поэтому «бабий магнит» не входит в его базовую комплектацию. Если ваш приятель еще и мастер кузовных работ, и он сможет придать мотоциклу божеский вид, тогда некий шанс привлечь самку все-таки есть.

Стандартный вид даже весьма приличного трехколесного «Урала» намекнет девушке не на романтику, скорость и лихую езду по хайвеям, а максимум на то, что у его хозяина есть в гараже раскладушка и пол-литра спирта. И в этом главная проблема.

Гаражные алкоголики без ума от «Уралов» — это мечта их нежного советского детства. Вид пролетающего мимо мотоцикла вызывает в их воловьих глазах ностальгическую искру, после чего пьяницы начинают вереницей идти в сторону гаража с желанной техникой.

Одни хотят, чтобы им незамедлительно дали покататься, другие — дают миллион рекомендаций о том, как с помощью изоленты и куска мыла можно превратить «Урал» в гоночный болид, а за бутылку пива они вообще могут переделать мотоцикл в мурлыкающий «Харлей».

В итоге работать можно только за закрытыми дверями, отстреливаясь сигаретками в штурмующие толпы зевак.

Ни в коем случае нельзя поддаваться гаражной романтике

Если вы все же подпустили к своему мотоциклу советчиков, приготовьтесь к тому, что они предложат вам выпить по рюмашке. Причем сделают это не алкаши, а вполне себе достойные мужики из соседних гаражей, скучающие и всегда ищущие с кем бы перекинуться парой слов.

Ничего дурного в этом нет, но это только первые сорок раз. В конце концов, дойдет до того, что по выходным в районе обеда вы будете уже изрядно пьяны и ничего путного делать не сможете, а вечерами будете объяснять чьей-нибудь жене, зашедшей за припозднившимся супругом со скалкой, что «Вася взрослый мужик, он сам знает, что к чему!».

Гаражная романтика имеет маслянистый привкус солидола и слез разрушенных семей. Подобный вид побега от унылого домашнего быта чреват проблемами, однако полностью отгораживаться и отвергать настойчивые попытки помочь не всегда стоит — иногда мужики могут снабдить полезными инструментами или даже запчастями.

Купить «Урал» — лучший способ умереть молодым

Не думайте, что если у мотоцикла три колеса, то он будет более устойчивее своего двухколесного коллеги и ездить на нем можно в состоянии сильного алкогольного опьянения. Это фатальное заблуждение, которое унесло огромное количество жизней деревенских балбесов, гонявших по безопасным, казалось бы, сельским дорогам.

К тому же, любители советского мотопрома знают, что при резком повороте направо мотоцикл с коляской легко переворачивается, выбрасывая оттуда пассажира к чертовой матери. Резкое торможение также может привести к кувырку вперед, после чего мотоцикл без труда давит лихачей массивной тушей в 320 кг.

Упасть с «Урала» не просто, а очень просто, поэтому даже не думайте устраивать гонки с полицейскими. Впрочем, теоритически, с мощностью сорок лошадиных сих в двигателе, способном разогнать гиганта до солидных скоростей, уйти от погони возможно.

Исправный «Урал» — это не только хороший грузовой транспорт для бездорожья, но еще и отличный мотоцикл для того, чтобы учиться ездить. Современные модели имеют вполне презентабельный вид и удобны в управлении, однако цена оставляет желать лучшего. Главное, что нужно помнить, — покупка старого «Урала» — это маленький шаг для байкера, но большой для гаражного алкоголика.

Источник

«Поход Силы»: 6000 км зимой на мотоциклах УРАЛ

2 января члены всероссийского мотоклуба «УРАЛ» на мотоциклах ирбитского завода стартовали из Санкт-Петербурга в зимнюю экспедицию «Поход Силы». 23 января они успешно вернулись, проехав почти 6000 км по маршруту Санкт-Петербург — Кострома — Киров — Пермь — Екатеринбург — Ирбит — Челябинск — Самара — Липецк — Москва — Санкт-Петербург

Из дневника путешественников

. В первый день похода было скорее странно, чем холодно: с удовольствием и быстро проехали до вологодской области, где уже начались морозы.

С утра второго дня вышли в -20 — это пограничный с проблемами минус: в пути на Нордкап в прошлом году примерно с этой температуры начались мелкие отказы техники. Так и сейчас: у одного мотоцикла стрелка спидометра отвалилась без сопротивления, на втором спидометр воет, как раненый бизон. Забили в воздушные фильтры деревянные чепики, сопуны вывели на землю. Все, что движется, явно хочет сломаться и отвалиться. На двух аппаратах отказали электропуски (надо отметить, что оба мотоцикла не заводской сборки). Людей стала прошибать гипотермия. Пока ее атаки отбиваем путем ротации одежек. Между кофе-брейками едем по 80-120 км.

Читайте также:  Как быстро наморозить лед

Отсутствие машин сопровождения ограничило нас во всем, даже в неожиданных вещах. Например, уже стало очевидно, что качество и количество фото- и видеоматериалов будет весьма незначительным: аппаратура замерзает да и возможности использовать ее крайне ограничены.

На третий день Сила в полной мере и всерьез дала понять, во что мы ввязались. Или только намекнула? Посмотрим… Мы были на грани и техника тоже. Кажется, мотоциклы тянут не лошадиные, а какие-то мистические силы.

При -30 и влажности 100% заводские Gear-Up’ы 2013 года завелись без проблем. Закапризничали два «самопала»: они по очереди отказывали в течение трех часов.

Проехали 360 км, и за все время нам ни разу не представилась возможность пообедать, попить кофе или просто обогреться: на протяжении 330 км не было ни одной заправки, и мы еле дотянули на запасных канистрах. Дорога, сравнимая с эндуротрассой, около 200 км вытряхивала позвоночники. Последние четыре часа пути невозможно было даже покурить: шлемы замерзли и не открывались. Фактически мы ни разу за весь день не смогли их снять. Пассажирам достается крепко: практически весь воздушный поток они принимают на себя.

Состояние было напряженное. Каждый думал над возможными действиями в экстренном случае. Даже простое достать телефон, набрать номер, а перед этим подумать, какой именно, — на грани возможного, а к тому же практически бесполезно. Сооружение укрытия и костра — из области фантастики. То, что мы не смогли пообедать и хотя бы раз отогреться, поставило нас на грань. Все, о чем мы думали: едьте, Уралы, надо ехать! Стенка, к которой мы были прижаты, двигалась за нами не отставая. И Уралы не подвели! Сегодня это совершенно точно нас спасло. А завтра мы отправимся в путь, учтя сегодняшние ошибки.

На четвертый день были в Кирове, отдохнули и согрелись у друзей.

Двигаемся дальше. После экстремального третьего дня почти не мерзнем. Попривыкли к экипу, ехать стало полегче, но сборы все равно долгие: каждый день первые десять километров останавливаемся несколько раз, чтобы устранить бреши в экипе. Потому и получается, что сам дневной пробег по времени примерно равнозначен сборам.

Ребята из МЧС на пунктах обогрева кидаются под колеса и настаивают на обогреве. Но к седьмому дню минус тридцать стали привычны. Но на рыжей «Морковке» от мороза лопнул хомут, и плюсовой силовой кабель упал на глушитель, изоляция расплавилась, и провод замкнул на массу. С криком «горим» водитель затормозил в сугроб. Сработали оперативно, обошлись без огнетушителя. Магистраль от аккума до генератора осталась без изоляции. Замотали все синей изолентой. Работает.

Под Екатеринбургом ехали по красивым дорогам, любовались зимними видами, останавливались и на редкость вкусно ели. На улице -33.

Наконец, мы в Ирбите! Местные приветствовали нас уже на подъездах к городу. Поначалу мы подумали, что стали вдруг мешать на дороге: ближе к городу почти изо всех встречных и попутных машин нам подавали сигналы звуком, светом и руками. Начиная с Артемовского на каждой остановке нас окружали десятки людей, останавливались машины. Столько доброго отношения мы уже давненько не видели. С удовольствием отвечали на вопросы. Было и чему удивиться: оказывается, не все горожане знают, что «Урал» до сих пор производится! Прямо на ходу предлагали помощь в размещении.

Звонил Павел Егоров, директор ООО «Русские Мотоциклы», поздравил с прибытием, справился о здоровье, рекомендовал не отказываться от экскурсии по ИМЗ. Завтра получим новенький инжекторный пятнистый Уральчик. Переобуем его в шипастые покрышки, установим ручки с подогревом, прикрутим орден. В общем сделаем боевого клубного зверя. А еще наша команда раскололась: трое из шести хотят остаться жить в Ирбите.

С утра прибыли в МотоДом Виктора Завьялова. Виктор и его друзья — люди, преданные идее сохранения и развития русской мотокультуры, делающие сверх возможного в своем деле и для своего города.

Днем поехали на завод. Он жив! Все на местах, безупречный порядок, весь персонал постоянно занят работой. Процессы кипят, движение везде, большая куча упакованной готовой продукции.

В Ирбите сделали все, что запланировали, даже поставили новый мотоцикл на учет. Очевидно, что не хватит и месяца, чтобы наговориться, насмотреться, наобщаться. Мы любим Урал за душевнейших людей, живущих здесь. Большое спасибо всем, кто активно участвовал в наших делах, всем кто нашел возможность удовлетворить наше любопытство, правлению Ирбитского Мотоциклетного Завода, в частности, Дмитрию Серебренникову и Александру Тараканову; Виктору Завьялову, его друзьям и команде «МотоДома» за помощь в делах, душевные беседы, интересные рассказы, приют для наших коняшек; директору Ирбитского государственного музея мотоциклов, чемпиону России, мастеру спорта СССР, имя которого дважды занесено в Книгу рекордов Гиннесса, Буланову Александру Ильичу за интереснейшие рассказы и теплый прием… Успехов вам, долгих лет и на все воля Силы! А мы отправляемся домой, наш поход еще не закончен.

Есть такая примета: что начинается хорошо, кончается плохо. А что начинается плохо, кончается еще хуже. Посмотрим, сбудется ли. А пока самое интересное впереди: снегопады и переметы, горы, перевалы и гололед, ветер, влажность и мороз. Ежесекундное противостояние гипотермии. 3500 километров и около 15 дней пути: Челябинск, Миасс, Уфа, Самара, Липецк, Москва.

В связи с появлением пятого мотоцикла провели ротацию пилотов. «Боцман» сел за руль «Снежка», но, видимо, доехав до Ирбита в коляске, отвык от того, что за рулем нужно шевелить не только пальцами ног. «Рвал» колонну, прыгал под встречные и попутные машины — всячески старался убиться. После душевной беседы о смысле жизни и специфике управления мотоциклом с боковым прицепом Боцман всплакнул, но баловаться перестал. Вошли в ритм, притерлись. За день прошли пока рекордные 402 км.

Читайте также:  Чем заменить джинсы зимой

На подъезде к Челябинску нас уже встречали однополчане из челябинского отделения URAL OG, которые сопроводили нас домой к президенту клуба, где нас ждали около сотни мотолюдей, свободных райдеров, жителей города и представителей всех основных челябинских мотоклубов, присутствующих в регионе, в т.ч. старейшего мотоклуба Wings. Несмотря на горячий прием, уже на следующее утро мы продолжили путь и выдвинулись в сторону Уфы.

В Башкирии очаровательные водители! Пятьсот метров до опасного поворота на спуске 7% со знаком запрета обгона, и фура спокойно выходит на обгон, а из-за поворота видна встречная фура на подъеме. Очевидно, что обгоняющая фура не успевает. Вступаем в переговоры по связи, прижимаемся к обочине, даем разрыв. А за фурой входят в двойной обгон еще четыре легковушки! Уворачивались, как блохи от гребешка. К счастью, обошлось! Видимо, до Уфы ПДД не дошли, т. ч. всю оставшуюся дорогу мы ехали крайне осторожно и решили как можно быстрее выветриться из региона.

С техникой все отлично. Новый аппарат прошел обкатку и прекрасно себя чувствует.

…Мы под Самарой. Температура -20-25 и бескрайние степи. Солнце в глаз весь день. Скорее хочется в леса: и температура проще переживается, и с солнцем дружить легче. Сделали рекордный пробег — 437 км. Собираться стали гораздо быстрее, заводиться тоже, благо два отказавших электропуска отремонтировали еще в Кирове. В Самаре провели плановые ТО мотоциклов, сошедшие до предела задние колеса поставили на люльки, а люлькины на место задних.

Не могли проехать мимо «Мотомира» Вячеслава Шеянова. Его уникальная коллекция мотоциклов сейчас находится в двух разных регионах, и одна из них как раз в Самаре. Музей находится недалеко от федеральной трассы для удобства посещения проезжающими мимо. Каждому мотоциклисту по силам поддержать энтузиастов вроде Шеянова, просто посещая такие места. Их во всей России единицы. И именно они сверх сил тащат канат истории в наш культурный пласт!

Шестнадцатый день похода не задался… «Морковка» продолжает жечь все, что рядом, — истребитель одежды и ботинок. Она словно кричит: «Снимите с меня эти буржуйские глушители и поставьте то, что ставил завод!» Помимо этого пришлось обслуживать ее воздушный фильтр, а то последний раз мы это делали перед выездом на Нордкап в январе прошлого года. Заартачилась и другая техника. Сгорели провода питания обогрева двух шлемов, порвался провод от одной гарнитуры, на одном из мотоциклов погас свет. Нашли свет, потеряли зажигание. Нашли зажигание, пропал свет у другого Урала. Километров за сто до Пензы у того же мотоцикла отлетело верхнее крепление двигателя к раме. Посовещались и решили: деталь важная, но ненужная. (Кстати, мотоцикл этот под названием «Бомба» — Урал Вояж 1999 года. Вояжей было выпущено всего около 900 штук. К «Бомбе» мы сами приделали боковой прицеп, в экспедиции функция этого мотоцикла — бензовоз — отсюда и название).

На подъезде к Липецку «Бомба» решила-таки самоликвидироваться — разлетелась крестовина. Но нам повезло — произошло это именно там, где живет наш друг, у которого и руки золотые, и мотоцикл точно с такой же крестовиной, т. ч. починили все быстро.

Оставшиеся километры до Питера прошли на удивление легко… Совершенно не знакомые и неизвестные нам ребята предложили переночевать на их базе «Межутоки» между Москвой и Питером. Парни из клуба «Десятый Район», активно помогающие всем путешественникам, не только мотоциклистам, встретили нас на трассе на двух машинах. Построились в коробку: впереди машина с флагом России, замыкала машина с флагом клуба — так проводили на место, красивое и тихое, недалеко от трассы, меж двух озер. Гостиница со всеми удобствами, места под палатки… На базе ребята организовали Байк-пост и всегда рады приютить путешественников.

Финальные 300 км до Питера ехали под дождем… С мотоциклов предательски смылась вся накопленная за 5500 км героическая грязь. Промокли как курицы, но это нас уже не беспокоило — скоро будем дома! Одна печаль — промокла и наша балалайка! Она хоть и залетный предмет в экспедиции — нам отдали ее для «краш-теста» — но прошла с нами весь поход. Мы ее не берегли и вязали вместе со всеми баулами прямо на багажники. Перепады температуры в 50-70 градусов этот деревянный инструмент выдержал, в снегу валялся, водкой поливался, и мы уже настолько привыкли к тому, что он неубиваемый, что даже не думали проявлять к нему какое-то особое отношение… Везде, где мы появлялись, балалайка радовала всех встречающих и давала немерено позитива. Мы привязались к ней. А тут такая беда. Оставшийся путь ехали молча…

По прибытии домой Боцман осмелился-таки достать из тазика с водой «Балалайкера». и тот сыграл песенку! Жив, курилка! Сейчас он уже сухой и в тонусе. Как и мы с нашими верными Уралами!

Как в свои лучшие времена в Формуле-1, Михаэль Шумахер отработал второй тестовый день на трассе Херес. Несмотря на вновь плохую погоду утром и сильный ливень, немецкий пилот остался на трассе и после обеда, чтобы выполнить намеченную ранее программу тестов.

В целом он провел на трассе 78 кругов или 345 км, прежде чем пошёл большой дождь, и тестовый день был закончен прежде времени.

Прежде чем трасса подсохла, пилот проехал 6 кругов, и только тогда, когда погода улучшилась он смог выехать на трассу протестировать шины-слики.

Источник

Adblock
detector